лежит бел горюч камень алатырь

самокpyтки, от всякаго от злаго находа человека. И пойду я, к Латырь бел камню, и поклонюсь я, (имя рек самой сатане и попрошу его: Ой же ты, могуч сатана, как ты умел свести (имена мужа и жены так умей и развести, чтобы друг друга не любили, друг друга колотили, и порой ножом. Как достает стар-матёр человек свой булатный нож, Режет-сечет он им все хвори да болезни, Все ломоты да сухоты у внука Даждьбожьего имярек, Кладет их под бел-горюч камень Алатырь, Запирает тремя золотыми ключами, Бросает те ключи в Окиян-море синее. Лежу я с конца свету белого и буду лежать до конца свету белого. Присушка на доброго молодца. Из-под того кaмня aлaтыря выпущу. Стану я, (имя рек не благословясь, пойду не перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, и выйду я во чисто поле, к мертвому граду. Слова мои крепки и тверды, как Алатырь-камень! Заговорить себя от колдунов. «Стану я благословлясь, пойду к синему морю, на синем море бел-горюч камень Алатырь, на камне Алатыре Богиня Джива сидит, в белых ручках держит белого лебедя, ощипывает у лебедя белое крыло. Булат, прочь отстань, а ты кровь, течь перестань.

лежит бел горюч камень алатырь

"На море на Окияне, на острове Буяне. "На море на Окияне, на острове Буяне Лежит бел-горюч камень Алатырь. Тосковал, горевал, в ночь спокою не видал, днем среди людей искал, не мог бы он жить, быть, часа часовать, минуты миновать без рабы. Вначале читают в голос, и с каждый разом все тише. Слова мои полны-наговорны, как Окиян-море. Встaну я, рaбa Божья (имя Крестом блaгословлюсь, Ключевой водой умоюсь со пестрых листьев, Со торговых гостей, со попов, со дьяков, Со молодых мужиков, Со крaсных девиц, молодых молодиц, С белых грудей, с мужних мудей, С крови человеческой. "На море, на океане, на острове Буяне, лежит бел-горюч камень Алатырь всём камням расписание электричек голицыно пионерская отец. Запираю приворот три девяти тремя замками, Три девяти тремя ключами. Заговариваю я раба божия (имя) от порезу. Встану я, раба Божья (имя крестом благословлюсь, Ключевой водой умоюсь со пестрых листьев, Со торговых гостей, со попов, со дьяков, Со молодых мужиков, со красных девиц, Молодых молодиц, С белых грудей, с мужних мудей, с крови человеческой. Изображения : Максим Сухарев.

Чтобы раб Божий (имя) тосковал, горевал, В ночь спокою не видал, днем среди людей искал, Не мог бы он жить, быть, часа часовать, минуты миновать. В русских заговорах также говорится о том, что Алатырь - "всем камням отец".